Главная Текущие выставки Художники ENGLISH LANGUAGE
Прошедшие выставки Новости
Специальный проект Галерея
Международные ярмарки

2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2008
2007
2006
2005
2004
2003
7 ответов Романа Минаева на вопросы Александра Петровичева по выставке "ФЛАГИ"
16 Январь 2009



А. Петровичев Роман, ты сложившийся художник с характерной авторской системой. Однако это твоя первая персональная выставка в Москве. Большое время ты работал в Германии. Существенен ли для тебя момент адаптации в московской арт-среде?

Р. Минаев Несмотря на то, что я прожил долгое время в Германии, где получил художественное образование и, кстати, неоднократно представлял эту страну на международных выставках, моими немецкими коллегами я всегда воспринимался как русский художник. Конфликт культурной идентичности привел меня с самого начала моей художественной практики к решению работать вне национального контекста. Отчасти поэтому я выбрал сферу сетевого искусства, которая дала мне возможность осознать себя художником без национальных границ. В Москве мне понадобилось пару лет на культурную адаптацию. За это время я принял участие в нескольких проектах, и активно сотрудничаю с творческим коллективом Electroboutique (Шульгин, Чернышев).


А. Петровичев Вообще, на твой взгляд, актуальна ли разница между московским и берлинским контекстом или во многом эта разница нивелирована?

Р. Минаев Разница, безусловно, колоссальная. Берлин сегодня - это урбанистическая идиллия международной художественной сцены. Иногда создается впечатление, что все в этом городе художники. И возможно мое предположение не лишено оснований. В Германии существует несколько десятков художественных академий, которые выпускают ежегодно добрую сотню молодых художников. Многие из них ищут счастья в Берлине.

А. Петровичев Понятен ли ты немецкому зрителю и знаком ли тебе зритель московский? Речь идёт об особенности восприятия?

Р. Минаев В последние годы в Германии я в основном работал с междисциплинарными проектами на институциональной основе в кооперации с представителями разных профессий. Такие проекты расширяют понятие искусства, и немецкий зритель к этому подготовлен. Все свои выставочные проекты в Москве я сначала обсуждаю с коллегами, и часто слышу критику в свой адрес, что мои "западные" идеи не найдут здесь отклика.


А. Петровичев Ты знаешь, Крокин галерея сотрудничает, по крайней мере, с тремя авторами - Владимиром Кузьминым, Владимиром Ситниковым, и Владимиром Анзельмом, для которых существуют аналогичные проблемы идентификации. Скорее это не проблемы, а фактическая сторона сопряжения двух культурно-исторических систем. Этот синтез интересен и всегда индивидуален. Проблема, если и существует, то действительно на уровне зрительского восприятия. И всё-таки, что для тебя - выставка на родине? Очередной эксперимент с контекстом, мониторинг рынка или нечто ещё?

Р. Минаев Сейчас я живу и работаю в Москве, и участие в художественной жизни требует, прежде всего, осмысление локального контекста. В последнее время я занимаюсь созданием объектов, опираясь на свой опыт в медиальной сфере. Новые технологические возможности позволяют сегодня всем без исключения публиковать в интернете материал любого характера и содержания без особых затрат ресурсов и времени. Борис Гройс в своей недавней лекции в Москве высказал предположение, что такое массовое творческое производство в виртуальном пространстве привело к упразднению роли художника, вследствие чего у искусства пропал зритель. И если с возникновением средств технической воспроизводимости речь шла о репродукции оригинала, то сейчас имеет место обратная тенденция, а именно создание уникальных вещей. И в этом отношении физическое пространство галереи является идеальной платформой для воплощения этого концепта.

А. Петровичев Как возникла сама идея проекта "Флаги!"?

Р. Минаев Идея флагов возникла у меня пару лет назад в Москве, когда я стал активно следить за событиями в российском искусстве. В частности мое внимание привлекла дискуссия в среде ведущих российских художников о форме национальной репрезентации. Идея эта не новая и причиной ей служит не только желание адаптации в историю искусства или импульсы, исходящие с международной художественной сцены с ее изобретательными формациями типа молодых британских художников, новой немецкой живописи или китайского поп-арта. Эта тенденция сегодня симптоматична в разных сферах российской культуры и представляется мне составной частью одной программы по созданию позитивного имиджа России.

Однако выражение идей национального характера в искусстве не так однозначно. И, прежде всего потому, что эти идеи во многом перекликаются с негативным историческим опытом, когда искусство служило орудием идеологической пропаганды. Одним из таких примеров может служить немецкий фотограф Эрна Лендвай-Дирксен, опубликовавшая в 30-ом г. на первый взгляд безобидную серию фотографий под названием "Лицо немецкого народа". Позже, с приходом к власти национал-социалистов эта серия пережила несколько переизданий. Лендвай-Дирксен, которую еще называют "Риффеншталь в фотографии", считается, чуть ли не одним из самых растиражированных фотографов в истории.

Но после войны ее фотографии были расценены как расистские и мало кто о ней сегодня помнит. В Германии по сей день художники сознательно избегают темы национального характера в искусстве. Да и в самом обществе разговор о национальной гордости если не табу, то большая редкость. Кроме осознанной вины за прежде самовлюбленный национализм здесь еще кроется и особенность европейского склада. Если говорить словами Курта Тухольского, "В Европе человек гордится, что он немец, что он француз, что он англичанин. В Европе человек гордится, что он не немец, что он не француз, что он не англичанин".

Поскольку национальный эксгибиционизм в российском контексте сегодня не просто имеет место, но и всячески поощряется, то это и есть та актуальность, которая заслуживает ответа. В результате я нашел ироническое решение трансляции национального искусства. Такое послание должно оперировать предельно доступным и легко считываемым языком, каким мне представляется язык национальных флагов, схожий внешне с геометрической абстракцией. Каждый отдельный элемент флага наделен своим уникальным смыслом. Причем в каждой стране один и тот же цвет или одна и та же форма имеют разные значения. Например, красный цвет японского флага обозначает цвет восходящего солнца, а красный цвет американского флага - это цвет мужества и готовности к борьбе.

Правда использование таких осмысленных абстрактных форм может легко привести к недоразумению. Деформация отдельных элементов флага способствует созданию новых смыслов, в которых при желании можно узреть либо оскорбительное намерение, либо напротив восхваление одной определенной нации. Во избежание этого я прежде всего создал медиальную работу, в которой все компоненты трансформируются и распределяются в плоскости при помощи генератора случайных чисел. Другими словами национальные образы в этой работе являются результатом бессознательного машинного творчества.


А. Петровичев В твоём ответе достаточно внятно озвучены универсалистские приоритеты современного европейца. В плане концептуальном, речь идёт о частном проявлении, о преломлении этих взглядов в современном искусстве. В России эта тенденция наличествует, но не доминирует. Не могу судить о современной Европе, у нас же выраженная полярность. Национальная составляющая для России никогда не была абстракцией, даже в советский период. Это в той или иной мере экстраполировалось и на символику флага. Отождествление национального, как этнокультурного корневого явления и нацизма, как низовой идеологии конкретного исторического времени, мне кажется, странным и поверхностным. И всё же, социальная идеология и культурное пространство "свободного искусства", возможен ли баланс, сопряжение и в какой мере?

Р. Минаев При определенных обстоятельствах практически любое художественное высказывание может быть легко поглощено идеологией, стать жертвой манипуляции. Но для меня, прежде всего, представляет интерес сознательное творчество. В середине 90-ых мне довелось посетить выставку "НОМА" в гамбургской кунстхалле. Инсталляция была экспонирована в купольном зале. Койки, столы, перегородки, лампы. На стенах небрежно развешены тексты по-русски, без перевода. Из под одной койки доносилась магнитофонная запись, тоже по-русски. Ни на выставке, ни в каталоге никаких пояснительных текстов я не нашел. Следуя концепту Ильи Кабакова, западный зритель обрел уникальную возможность пережить в его искусстве тоталитарную систему СССР, которой больше не существует.

Все представленные там художники работали с советским контекстом. И хотя осмысление на языковом уровне осталось западному зрителю недоступно, нонконформизм все же оказался успешным репрезентантом русского искусства. Он задал для последующего поколения некий стандарт, который до сих пор стимулирует многих художников. 

Представленное сегодня в институциональной сфере национальное искусство, может быть подвергнуто жесткой критике по мере своего несоответствия правильным политическим интенциям. Баланс же осуществляет коммерческий сектор, где до поры до времени, возможно, многое.


А. Петровичев Активной составляющей твоего искусства является мультимедийный объект. Будет ли он  в данном проекте?

Р. Минаев На этой выставке будет представлен генератор "Национальный Характер Геометрической Абстракции", на основе которого я создал серию из восьми живописных работ.








ФОТО ЭКСПОЗИЦИИ








homecontacts Krokin gallery at Facebook Krokin gallery at Vkontakte Krokin gallery at twitter Krokin gallery at Instagram Krokin gallery blog
Follow Krokin Gallery on Artsy
© 2002-2017 Krokin Gallery, All Rights Reserved.