Главная Текущие выставки Художники ENGLISH LANGUAGE
Прошедшие выставки Новости
Специальный проект Галерея
Международные ярмарки

2017
2016
2015
2014
2013
2012
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
Евгений Семенов. 12 СПРЯТАННЫХ ХУДОЖНИКОВ. СНЫ ГЕРОЕВ
16 Ноябрь 2012

Евгений Семенов

12 СПРЯТАННЫХ ХУДОЖНИКОВ.
СНЫ ГЕРОЕВ


15.11.12 - 09.12.12


Вернисаж 15 ноября с 18.00




Евгений Семенов, биография, избранные работы

Уроженец Первоуральска Евгений Семенов внешне похож на молодого Ельцина. Рядом с Олегом Нестеровым в видео по мотивам знаменитого перформанса Гилберта и Джорджа они смотрятся, как первый и второй (пожизненно) президенты свободной России. Английский дуэт, выступающий вот уже сорок лет за искусство для всех и каждого, превращается по сценарию Семенова в массовиков-затейников, распевающих известные советские песни, в том числе и знаменитый вокализ Эдуарда Хиля, давший советской эстраде новую жизнь в Интернете. Гилберт и Джордж делали сатиру на британскую сдержанность и общепринятый образ художника одновременно.

Перформанс в аранжировке Семенова не только звучит, но и выглядит по-русски. Позолоченные головы чиновников транслируют "старые песни о главном", превращая видео в метафору современного госкапитализма, от которого на седьмой части суши и страшно, и смешно.

Видео сделано по плохо знакомым в России рецептам искусства апроприации. Его расцвет на Западе связан с одним из векторов постмодерна, переосмыслением представлений авангарда об автономии искусства и решающем жесте художника, который делит историю искусства на "прежде" и "теперь". Когда стало окончательно понятно, что решающий жест, как строго он ни был обставлен, никогда не становится окончательным, на художественную сцену вышли авторы, совершающие ряд контекстуализирующих операций с важными для цепочки эстетических революций работами. Ряды позолоченных писсуаров, сделанные Шерри Ливайн, представляют собой пейзаж после победы авангарда. Все, что не убивает искусство, делает его сильнее. Каждое радикальное произведение обрезает ветви, но на их месте появляются новые. Авангард, купируя мертвую поросль, превращает дерево искусства в куст с миллионами маленьких веточек, который мы и наблюдаем сегодня.




Для Семенова этот куст является материалом для упражнений в комбинаторике. Объектом реконтекстуализации становится постмодерн, и результаты его операций то ли неожиданны, то ли логичны: вместо вещественности "здесь и сейчас", характерной для западного искусства, на арену выходит мечтательность, лирика и злободневность, характерные для осмысления культуры в нашей стране. Вместо тавтологичных операций Ливайн по переводу дюшановского "Фонтана" в разряд уникальных, ибо ценных, предметов роскоши и одновременно тиражных, ибо многочисленных, объектов, Семенов продолжает тему реди-мейда лирической композицией "Бахчисарайский фонтан", где писсуар понят как элемент архитектуры в мемориальной композиции.

Еловая ветвь в боксе, напоминающем о "Физической невозможности смерти в сознании живущего" Дэмиена Херста, окружена парадом советских елочных игрушек в человеческий рост. Любимые приемы Херста и Джеффа Кунса использованы для того, чтобы реконструировать совершенно иную ментальность, основанную на ностальгически-ласковом отношению к предмету и ритуалу. Аранжировка чужого превращается в независимое от источника высказывание. Рождественская елка в формалине - это уже не жирная точка в конце пути, как херстовский оригинал, но философское размышление о вечном стремлении человечества поверить в возрождение.

Семенов выстраивает экспозицию как цепочку сновидений. Это позволяет ускользнуть от четкого утверждения веры в магию и мистику, окружающую, в том числе, и произведения искусства. Через обращение к снам решается вопрос о потустороннем: может быть, загробной жизни нет, но существование можно продлить в другом измерении, ничуть не менее просторном, чем реальность. Во сне проходят главные мероприятия по социальной инженерии ("Четвертый сон Веры Павловны" Николая Чернышевского) и религиозной философии ("Сон смешного человека" Федора Достоевского). Сон у Семенова, как и многих других авторов его круга (младоконцептуалистов), является обозначением жанра произведений: это не скульптура как таковая, не живопись и не найденные объекты, это, в первую очередь, персонификации предмета. Вещь ценна не своим весом, массой и формой, а суммой ассоциацией, которые ее окружают.

Приемы и методы западных художников, взятые на вооружение Семеновым - как волчок в голливудском блокбастере "Внедрение", сами по себе они не значимы, но сквозь них проходит тонкая грань между параллельными мирами. Иногда, как в случае вариаций на тему Гилберта и Джорджа, сюрреалистическая сценка выходит конкретной, иногда - что бывает чаще - случается наоборот.


Валентин Дьяконов

homecontacts Krokin gallery at Facebook Krokin gallery at Vkontakte Krokin gallery at twitter Krokin gallery at Instagram Krokin gallery blog
Follow Krokin Gallery on Artsy
© 2002-2017 Krokin Gallery, All Rights Reserved.