Главная Текущие выставки Художники ENGLISH LANGUAGE
Прошедшие выставки Новости
Специальный проект Галерея
Международные ярмарки

2017
2016
2015
2014
2013
2012
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
Владимир Ситников. РУКИ ВВЕРХ
03 Октябрь 2011

Владимир Ситников
РУКИ ВВЕРХ


/ живопись, графика, объекты. видео, книга /

06. 10. 11 - 06. 11. 11


Вернисаж 6 октября с 18.00



Владимир Ситников, биография, избранные работы

От автора:
Предметный мир, проходящий перед нашими глазами бесконечным парадом всевозможных форм и событий, мы воспринимаем как фильм о нас и с нашим участием, под условным названием 'Вариации на тему жизни и смерти'. Пасьянсы, составляющиеся перед нашим внутренним взором, невольно соотносятся с нашими ожиданиями и представлениями о мире. Материальное и ирреальное, подобно свету и тени, ложатся на предметы, делая их более выпуклыми и создавая особое символическое измерение.

Из вереницы образов, воспринимаемых нами пассивно, выныривают некоторые формы-сигналы, относимые подсознанием к категории нежелательных или даже опасных. Такого рода визуально-смысловое тестирование совершается постоянно в качестве проверки психо-физиологических рефлексов, где частота возникновения одного и того же мотива задается числом его упоминаний в разнообразных контекстах. Актуальность того или иного образа-объекта можно не только наблюдать, но и ощущать ее физически как навязчивую идею. Об этом принято говорить - 'витает в воздухе'. Действительно, прямо из воздуха вокруг предмета возникает вполне материальная аура.

Особенное беспокойство вызывают табуированные, вытесняемые нашим повседневным сознанием образы смерти (взять к примеру мотив мертвой головы - идущий буквально от Адама), прививаемые искусством публике. В данном случае срабатывает механизм раздвоения сознания (любопытство и страх), где на авансцену выходит детско-архаическое сознание, а рационально-логическое временно подавляется. Первое - автоматически переводит страхи в плоскость 'игры' и таким образом активизирует наше художественное восприятие.


Степень популярности какого бы то ни было объекта и его модификаций регулируется массовой культурой в модной хронике с присущим ей интересом к всевозможным аксессуарам. Современное искусство все более стремительно движется в направлении моды и дизайна, от модернизма его самого породившего. На передний план снова, в той или иной форме, выходит - Техника, если подразумевать под этим понятием сторону искусства, сопоставимую с нынешним дизайном. Примат формы подтверждается известным мнением о том, что хорошую форму можно наполнить практически любым содержанием, а в случае, если мы продолжим эту мысль - она вообще не нуждается в содержании. Она его просто замещает, так сказать - символизирует. Если оружие не заряжено, то оно все равно опасно, даже как символ. Возникает хорошо знакомый в современном потребительском обществе эффект логотипа (своего рода плацебо), когда образ работает сам на себя.

Современное искусство, слитное с художественным рынком, в качестве объекта биржевых операций (вложений и спекуляций) занято постоянным визуальным тестированием публики, предлагая ей те или иные пиктографические продукты-символы и их комбинации, например узнаваемые 'дорогие' и новые 'экспериментальные' образцы (авангардистский продукт). Создатель продукта - художник превращается в свою собственную торговую марку, - опредмечивается, оставаясь художником только номинально. Коньюнктура художественного рынка в качестве регулирующей инстанции парадоксальным образом регламентирует степень свободы его действий. Таким образом, мы подошли к базовому понятию свободы, необходимой для создания художественного продукта. Казалось бы, лишь один шаг отделяет нас от чего-то романтического, сами собой в подсознании возникают картины времен покорения 'дикого запада'. Именно антураж вестерна вызывает к жизни идеализированную картинку-галлюцинацию воплощенной идеи свободы. Этот наивный символ, сгущаясь до состояния логотипа, материализуется с фатальной неизбежностью в виде парящего в свободном пространстве револьвера.




Игры с предметами, как и участие в ритуалах, начатые первобытным человеком продолжаются и в актуальном искусстве. Первобытная магия предмета даже на уровне петроглифа-пиктограмы сохраняет свою способность толкования и интерпретации ('Символы и Эмблематы' Петровского времени и гораздо более ранние европейские образцы), где уже заданы трактовки изображений и определенные реакции на каждый их тип. 'Мертвая натура', она же 'тихая жизнь' времен эпохи барокко дает многочисленные картинки-загадки на тему Vanitas. Авангард (взять к примеру Маринетти) культивирует разрушительно-очистительно-созидательный пафос Творческого акта, сосредотачиваясь главным образом на первом (культ машины), радикализирует общественную ситуацию, как бы объявляя войну самому Искусству.

Но всякая война не бесконечна, ее сменяет мир, где господствует 'счастье потребления'. Фиксированный на предмете поп-арт оставил в свою очередь галерею образов, в которой портреты предметов, пожалуй, превалируют над портретами реальных персон. Таким образом, сам предмет превращается в 'звезду', вызывающую бурный прилив адреналина у зрителя, а Вещь приобретает Статус, равный своему денежному эквиваленту, гарантированному рынком искусства. Репертуар вещей (в сравнении с набором предметов классического натюрморта) становится заметно более прагматичным (долларовые банкноты, автомобили, музыкальные автоматы и телевизоры, фастфуд, коммикс и, конечно, револьвер), расширяя при этом рамки жанра. Возникающая с новой силой тема вестерна - Элвис-ковбой являет собой воплощеную поп-икону творческой свободы.
Вещи, по сути дела, уже не нуждаются в собственном носителе, они освобождаются от всякой связи с ним, и более того, начинают доминировать в партнерстве, задавая стиль поведения.

Тема вестерна отнюдь не случайно перекликается с классической иерархией истории искусств. Сложившись исторически как наука в Западной Европе, история искусства до сих пор остается абсолютно Европоцентричной (включая Новый Свет). Таким образом основной сценой и ареной художественного рынка остается Запад, а его прагматично-потребительское отношение с другими культурными контекстами до сих пор хранит следы колониальных времен. Взаимодействие культур происходит на формально-поверхностном уровне, в смысле интереса ко всему экзотическому. Таким образом можно сказать, что история мирового искусства разворачивается, особенно начиная с 60-х годов, в жанре вестерна и под его девизом.



Действительно вся история цивилизации представляет собой по сути историю войн и военного соперничества, начиная от технических проектов Леонардо (из числа получивших признание при его жизни, был осуществлен всего лишь один - проект пистолета заводившегося ключом), то вполне объяснима и тема, и актуальность настоящего проекта.

Владимир Ситников




ФОТО ЭКСПОЗИЦИИ














homecontacts Krokin gallery at Facebook Krokin gallery at Vkontakte Krokin gallery at twitter Krokin gallery at Instagram Krokin gallery blog
Follow Krokin Gallery on Artsy
© 2002-2017 Krokin Gallery, All Rights Reserved.