Главная Текущие выставки Художники ENGLISH LANGUAGE
Прошедшие выставки Новости
Специальный проект Галерея
Международные ярмарки

2017
2016
2015
2014
2013
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
7 ответов Александра Джикии на вопросы Александра Петровичева о выставке ЛЕНИНИАНА
18 Январь 2012

Александр Джикия

ЛЕНИНИАНА

/ графика, скульптура, объекты /

19.01. 12 - 19. 02. 12


Вернисаж 19 января с 18.00




Александр Джикия, биография, избранные работы

СМИ о проекте
Дорогой и милый Ильич (Арсений Штейнер, Gazeta.ru)

7 ответов Александра Джикии на вопросы Александра Петровичева о выставке ЛЕНИНИАНА

А. Петровичев Название твоей выставки вызывает вполне конкретные ассоциации и переживания у человека, рождённого в СССР. Далеко не каждый маэстро мог быть допущен к художественному воплощению образа "вождя мирового пролетариата", принципиального составляющего советского эпоса. Скажу честно, при всей неоднозначности моего отношения к неоднозначности советского прошлого, негативное отношение к постояльцу Мавзолея у меня сложилось давно, и, наверное, единственное, что не претерпело изменений в процессе естественного старения. Однако твоя выставка озаглавлена "Лениниана", и ты обращаешься здесь не столько к историческому прототипу, сколько к его художественному образу. Мало того, сам жанр в твоей трактовке обретает некоторую достаточно необычную для него парадоксальную самодостаточность. Лично для тебя "Лениниана" это эпос или пафос или что иное?

А. Джикия Пафос это или эпос, я надеюсь, выяснится по ходу разговора. А для начала, напомню одну песенку, которую мы все пели в детстве:

"Ленин всегда живой,
Ленин всегда с тобой,
В горе, в надежде и в радости.
Ленин в твоей мечте,
В каждом счастливом дне,
Ленин в тебе и во мне".

Может быть, благодаря этому нейролингвистическому программированию, образ Ленина как-то между прочим появлялся в моих рисунках все восьмидесятые и девяностые годы прошлого века, а потом переместился в область сновидений. И после того, как на протяжении последних десяти лет мне с определённым постоянством стали сниться готовые художественные произведения о Ленине, я принял, наконец, достаточно трудное решение осуществить приснившееся в реальности. Решение это было действительно трудным с чисто практической точки зрения, так как большинство приснившихся мне работ были скульптурными, а скульптором я до последнего времени назвать себя никак не мог. Но, что называется, век живи - век учись. Пришлось купить пластилин и изрядно потрудиться. Таким образом, я оказался подключённым сразу к двум эгрегорам - Ленинцев и Скульпторов. Ленинское упорство в достижении поставленных целей помогло мне, невзирая на многочисленные неудачи, слепить-таки приснившиеся мне скульптуры. От скульпторов же я получил мозоли на пальцах и бороду на лице. Впрочем, ощущение бороды на лице помогает лепить знаменитую ленинскую бородку.

А. Петровичев. Давай вернёмся к "Лениниане", к её сюжетной линии. Какие мотивы ты избрал для своего проекта?

А. Джикия. В общем, это мотивы избрали меня. Первой приснившейся мне работой была скульптурная композиция с Лениным в гробу, который держат на своих головах молчаливые фигуры. Я накачал с интернета все, какие смог найти, фотографии Ленина в гробу, с удивлением обнаружив, что он был не в пиджаке с галстуком, как сейчас, а во френче с орденом Красного Знамени. Это так, к слову. На самом деле, я всего один раз был в Мавзолее, в 1985-м году, нас туда возили после принятия присяги. Я ещё тогда удивился, что Ленин из Мавзолея совершенно не похож на тот образ, который был создан Советской пропагандой. В конце службы в армии, я нарисовал гигантского Ленина, голову, на жестяном щите 7х5 метров, красной и белой краской, по классическому трафарету, и щит этот при помощи подъемного крана был поднят и прикреплён к стене в моей воинской части. Это был первый Ленин, которого я нарисовал, но провисел он, видимо, недолго, так как вскорости началась перестройка, и Ленина "сбросили с корабля современности". Там же, в армии, я присутствовал при сакральном событии - один мой приятель, забравшись на шкаф, сбросил оттуда и разбил вдребезги огромный бюст Ленина. Видимо поэтому мне пришлось слепить другой бюст для работы "Формула вождя мирового пролетариата" (идея Ольги Капитоновой). Бюст я лепил тоже по фотографиям, но уже живого Ленина, и очень много, надо сказать, про него узнал. В частности, про геометрию Ленинского черепа, понять которую мне помог подсмотренный у древних микенцев принцип вычленения из целого составляющих его шарообразных форм.

А. Петровичев. Если не останавливаться на деталях, а перейти к существу вопроса. Ты полагаешь, что дискурсионное поле "Ленианы" не замкнулось синхронно с закрытием мира советского эпоса? Ты человек, остро переживающий современную историю, она буквально вплетена в нерв твоих работ, а последних работ особенно. Если 80-е это период самокопания, потом была греческая "античность", нынче ты переходишь как бы в иной формат самоидентификации. Социальное начинает у тебя если и не доминировать, то привносить новые смыслы и ароматы. Твой рисунок портрета Гагарина, портреты Красноармейцев выполнены в совершенно необычной для тебя академической манере, манере, в определённой степени нивелирующей "я" художника в угоду некоему универсализму. И вдруг ты вновь возвращаешься к своей прежней стилистике, и мы снова видим привычного и вполне узнаваемого автора. Ты вновь собираешься выявить нечто объективное через фактурную субъективность?

А. Джикия. Ну, во-первых, я делаю выставку на тему, которая меня очень интересует. И я бы сказал, что мы наоборот находимся как раз в периоде открытия, а не закрытия Советского эпоса. Мир сейчас переходит в эпоху Водолея, в эпоху открытия информации, и теперь уже невозможно дурить людям голову различными пропагандистскими штампами и тайнами закрытых архивов и обществ. Тайное становится явным, белое белым, а красное красным. Для кого-то это на самом деле представляется концом света, для нас же это только самое его начало. Что же касается моего Ленина, то он абсолютно субъективен, но моя субъективность, добавленная к лубочному Ленину из наших школьных учебников, к нарисованному так по-разному, хотя и с натуры, портретам Петрова-Водкина, Филонова, Бродского или Эмиля Бернара, а также к демоническому Ленину постперестроечной поры. Так вот, мой Ленин, я надеюсь, добавит что-то к осмыслению образа Ленина, который когда-то жил на самом деле, а потом стал частью коллективного сознания.

А. Петровичев. А как ты относишься к давнишнему, ещё перестроечному проекту Курёхина, к варианту-анекдоту, контрлениниане?

А. Джикия. В те годы это казалось смешным. Но сегодня я бы не стал шутить на такую тему. Возможно, судьба Курёхина была этими шутками предопределена. И дело не в том, что злой дух Ленина как-то отомстил Курёхину, просто его "шутки" могли ранить слишком много людей, обида которых могла отразиться к нему на энергетически-полевом уровне.

А. Петровичев. Ты знаешь, я не склонен полагать, что нынешний Джикия всерьёз обратился к левому дискурсу. Ведь Ленин и "Лениниана" не есть тождество, как, собственно, ты и заметил. А может это вообще никакой не Ленин, может это опять иной уровень самокопания?

А. Джикия. Мне не очень нравится термин "самокопание", так как я предпочитаю рассматривать себя, как составную часть целого мира, а как часть, я не могу не реагировать на то, что называется "злобой дня", включая "левый дискурс", который, кстати, представляется мне ограниченным своей левизной. Прожив жизнь в эпоху постмодерна, я не мог не использовать какие-то внешние его формы, но сейчас я с удовольствием наблюдаю агонию этой идеологии. Мне очень повезло вырасти в кругу людей, интуитивно сторонящихся постмодерна. В самом начале 80-х, мой друг Андрей Вовк назвал одну из книжек своих стихотворений "Мои стихи сами знают всё". Тогда же, я придумал девиз: "Ничего от себя не придумай". Сейчас, много лет спустя, я могу сказать следующее: художественные образы не относятся к области логического ума. Они "даются свыше", "приходят сами", в момент "вдохновения", то есть являются мгновенным продуктом перехода информации из подсознания в сознание, а по этой причине не имеют определённого авторства, а также совершенно чужды оценочности и субъективизма мнений. Они также лишены "политкорректности" и "плюрализма", поскольку являются частью реальной истории, частью Целого, которой и которого так боится постмодерн.

А. Петровичев. Как ты думаешь, современный зритель готов или способен воспринять новый виток "Ленинианы"?

А. Джикия. Коммунисты или те, кто так себя называет, не увидят на этой выставке превознесения Ленина, а антикоммунисты или те, кто себя таковыми считает, не увидят хулы на Ленина. И кто-то подумает, что моя "Лениниана" - это "ни нашим, ни вашим", кто-то - что это "и нашим, и вашим", а кто-то, может быть, подумает по-другому, но я надеюсь, что всем будет интересно.

А. Петровичев. Так у тебя "Лениниана" эпос или пафос?

А. Джикия. Время эпосов, как мне кажется, закончилось ещё в античности. Время пафоса исчерпало себя на наших глазах. Так что моя "Лениниана" - это образ.



РАБОТЫ ПРОЕКТА


Кайзер Ленин бежит по сердцам революции



Я Ленин, детище земли
Я череп русского народа
Лечу по узкому проходу
И вижу свет в его дали



Салфетки Ленина (Пока русские люди мёрзли и не видели солнца, Ленин рисовал на салфетках закаты в любимом лондонском баре)



Ильич и небо




Ленин и Сталин


ФОТО ЭКСПОЗИЦИИ




















homecontacts Krokin gallery at Facebook Krokin gallery at Vkontakte Krokin gallery at twitter Krokin gallery at Instagram Krokin gallery blog
Follow Krokin Gallery on Artsy
© 2002-2017 Krokin Gallery, All Rights Reserved.