Главная Текущие выставки Художники ENGLISH LANGUAGE
Прошедшие выставки Новости
Специальный проект Галерея
Международные ярмарки

2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2004
2003
ПАЛОМНИЧЕСТВО В ПРОСТРАНСТВО ОРНАМЕНТА
28 Декабрь 2004

Вглядитесь в историю культуры-
она вся написана подземными энергиями.
Х.Л.Борхес

Мы ее заменим чем-нибудь, эту поганую нефть.
Вермутом, например.
Веничка Ерофеев

Современный орнамент утратил собственные первичные смыслы. Его образность потеряла свои измерения, превратилась в декоративный элемент, в фактуру поверхности культуры, лишившись пространственного феномена. Нить Ариадны заменяется линией, формализованной визуальностью ее следа на плоскости смысла-симулякра, теряя чувственную тайну лабиринта.


В своем проекте Николай Наседкин отправляется на поиски "утраченного орнамента", в мифологию возвращения, где знак и сущность встречаются в своем неодолимом единстве, обретая целостное Имя. Драматургия его пути - образы нисхождения Орфея - структура "орнамента" определяются схемой погружения во внутренние измерения пространства, в лабиринт внутренних камер пирамиды, где барочные формы в артистическом жесте художника "опрокидываются" в обратной перспективе в глубины подсознания. Репрезентация их спиралевидных энергий в реальности является проекцией этого жеста, уходящего к центру Земли, наполненного гравитацией и ускорением g , абсолютно противоположного кинетике Джексона Поллока, танцующего на тверди.

Описывая свое путешествие по вертикали, Тристан Тцара заявляет, что "внешнее бело, а внутреннее черно". Следы спуска Николая Наседкина органично и последовательно накапливают черный цвет, насыщаясь чернотой, оборачиваясь реверсом белого молока герметизма. Художник словно в алхимическом процессе "перелицовывает" субстанцию, выворачивая ее наружу как перчатку. Он грезит о сокровенной глубине, о сокрытой материи, о ее чреве, где плещется нефть - 'черное золото', переживая ее тайну как тайную черноту белизны. Ее вяжущие свойства, так часто встречающиеся в творчестве мистика Якова Бёме, естественно олицетворяет живопись, именно ту самую oil или petroleum - нефть, открытую превращениям и метаморфозам.

Николай Наседкин осознает полноту открывающегося образа, его настойчивую явленность, его фантанированность, наделяя его внутренний логос той многомерностью, в которой способны обитать мифы и архетипы алхимии. Нефть становится для него счастливой субстанцией, которая кладет пределы его усилиям художника. Красота в алхимическом феномене всегда подчеркивает результат, она служит приметой рождения чистой и глубокой субстанциональности, фактом завершения "алхимической свадьбы", погружением в великое Ничто.


О золоте можно сказать, что оно физически неизменно как неизменен в своей философии персонаж Томаса Манна в "Волшебной горе" с неслучайным именем Нафта. В проекте Николая Наседкина материальность сталкивается с идеальностью, с обнаружением философского камня, возникающего в процессе очищения материи до последнего уровня ее плотности. Духовная возгонка или трансмутация вещества приводит его состояние к плазме, энергетической жидкости, "черному золоту", нефтяному слою ядра Земли. В его черноте скрывается 'Черный квадрат', абсолютная изначальность сознания или нулевой уровень бессознательного, пространство, которое описал художник в своем предыдущем проекте "Сумасшедший дом".

Нормальность пациента в психиатрических клиниках, в "сумасшедших домах" традиционно проверяется текстами Роршаха. Среди десяти карточек анкеты Роршаха фигурирует одна, незабываемая в своей уникальности - нагромождение внутренней черноты, производящее так называемый "черный шок", ситуацию "сумрака".

Двигаясь по поверхности земли, алхимик с помощью лозы способен проникнуть "внутренним зрением" в глубинные пространства "черного золота". Оптика психоанализа, его инструментальность, где присутствует практическая медитация алхимика, обнаруживает в нашем "сумеречном" огромные "нефтяные запасы", соединяя в "геологических" слоях искусства oil и petroleum. Чаадаев в своей "Апологии сумасшедшего" обозначил российскую историю образами геологии, подземным миром, где скрывается все отсутствующее на поверхности российской земли. Опустошенность, пустота транслируется в России в идеальное, в вакуум, в потенцию универсальных энергий, в вихревые потоки нефти, которые, если внимательно присмотреться, явно образуют кардиограмму сердцебиения, барочный орнамент или, отбрасывая все метафоры, священный текст российского Завета.

Виталий Пацюков

homecontacts Krokin gallery at Facebook Krokin gallery at Vkontakte Krokin gallery at twitter Krokin gallery at Instagram Krokin gallery blog
Follow Krokin Gallery on Artsy
© 2002-2017 Krokin Gallery, All Rights Reserved.