Главная Текущие выставки Художники ENGLISH LANGUAGE
Прошедшие выставки Новости
Специальный проект Галерея
Международные ярмарки
Прошедшие выставки

Валерий Айзенберг. ВЕСЕННЯЯ ЛИХОРАДКА

Валерий Айзенберг

ВЕСЕННЯЯ ЛИХОРАДКА

/ живопись, графика, видео, текст /

29.03.18 - 19.04.18





В ЦЕЛЯХ УЛУЧШЕНИЯ ВОСПРИЯТИЯ -
ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ДОГОВОРЁННОСТИ
(Климентовский пер., 9, рядом с м.Третьяковская, Новокузнецкая)
тел. 8. 964. 564. 03. 03


Валерий Айзенберг, биография, избранные работы


Дело касается Весны, даже двух Вёсен.

Весна традиционно самая неустойчивая пора, то веселая, то мрачная, то цветная, то черно-белая, в общем, с сюрпризами.
Когда я начинал заниматься искусством (70-е), одной из моих любимых картин была «Весенняя лихорадка» Рокуэлла Кента.
Этот художник, наряду с Бастьен Лепажем, Вацлавом Рабасом, Жан-Батистом Шарденом, Ренато Гутузо, был крайне популярен у советских граждан, его имя не сходило со страниц советских газет. Он подарил девятьсот работ Советскому Союзу и стал почетным членом Академии художеств, лауреатом Международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами».

В то время меня волновали состояния природы; на этюдах я так переживал, что цветовые отношения вызывали у меня на языке вкусовые ощущения (слюна становилась то сладкой, то кислой, то соленой).

В «Весенней лихорадке» счастливо соединились природные явления и душевные переживания, она вызывала у меня нервозность, нетерпение, возбуждение… единственное, что меня напрягало в этой картине – это лошади. Они топчут землю. Обычно топот немного раздражает. И в своих работах я обратился к бесшумным животным - гусеницам, личинкам, коконам, шмелям, бабочкам, жукам - они лишь касаются земли. Меня заинтересовали мелочи, невидимые связи, то, что формирует непрерывность жизни, жизненный порыв (по Анри Бергсону).

Также бесшумны и бестелесны мифологические персонажи, разные древние сущности, время от времени принимающие разные формы, часто гибридные.

В 1991-1992 г. г. я создал инсталляции «Домашний музей 1 и 2».

Эта выставка может быть третьим домашним музеем, в ней тоже есть намек на некую коллекцию нервного, нетерпеливого, немного мрачного собирателя искусства.













ПРИ ПОДДЕРЖКЕ

Алексей Политов & Марина Белова. КРЫЛЬЯ

Алексей Политов & Марина Белова

КРЫЛЬЯ

/ графика /

28.02.18 - 25.03.18




В ЦЕЛЯХ УЛУЧШЕНИЯ ВОСПРИЯТИЯ -
ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ДОГОВОРЁННОСТИ
(Климентовский пер., 9, рядом с м.Третьяковская, Новокузнецкая)
тел. 8. 964. 564. 03. 03


Алексей Политов & Марина Белова, биография, избранные работы

"Крылья будут!
Если их сделаю не я,
вместо меня это сделает кто-нибудь другой".
Леонардо да Винчи



Закомплексованный, но склонный к прозрениям известнейший из флорентийцев своё крылатое выражение адресовал, вероятно, северо-востоку Европы с его открытыми пространствами и близостью к небосклону. Плоская на то время колыбель человечества давала повод к подобному роду гипотез. Научная конспирология умалчивает, предвидел или нет великий Леонардо эксперименты Циолковского, Можайского, Татлина или кого иного из длинного списка претендентов на разработку функционального аналога птичьего крыла.




Панорама русского культур-авиапрома, действительно, впечатляет. Да и крылья у нас мастерят давно, со времён Летуна-Никитки (с негарантированным «хэппи-эндом», но с впечатляющим «стартапом»).

Первое, что начал делать Алексей Политов по завершении художественного образования, — это рисовать лубки. Просто покупал доски и рисовал, дополняя их текстами. Тексты типа «Фаршированная щука — обывателю наука» сочинял сам, не озадачиваясь при этом вопросами идентификации и специфики дискурса. И так лет тридцать, но уже в соавторстве с Мариной Беловой.

Лубочная культура, абсолютно «деревянная» своей брутальностью, при этом чрезвычайно легкая, до потери гравитации. Когда воспарить можно даже с деревянными крыльями.




«Крылья». Тема парадоксальным образом и востребована, и избита. При этом всегда находятся люди, кому есть что сказать. Она стала рефреном нашей культуры, её тяготения к лёгкости, к лёгкому преодолению тяготения, в этом — желание оторваться от чего бы то ни было, иногда — просто оторваться. Искусству, не озадаченному конечным результатом, это удаётся лучше всего. Но полёт всегда непредсказуем.

На монтаж выставки Алексей Политов приехал с выразительными шрамами на переносице. Этимология этой травмы покрыта тайной и досужими домыслами. Но Летуну-Никитке в своё время повезло явно меньше…

Александр Петровичев,
Крокин галерея






ПРИ ПОДДЕРЖКЕ

Владимир Анзельм. БЕСКОНЕЧНАЯ ИСТОРИЯ

Владимир Анзельм

БЕСКОНЕЧНАЯ ИСТОРИЯ

/ живопись /

25.10.18 - 25.02.18





В ЦЕЛЯХ УЛУЧШЕНИЯ ВОСПРИЯТИЯ -
ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ДОГОВОРЁННОСТИ
(Климентовский пер., 9, рядом с м.Третьяковская, Новокузнецкая)
тел. 8. 964. 564. 03. 03


Владимир Анзельм, биография, избранные работы


Искусство Владимира Анзельма, при всём многообразии стиля, формы и нюансировки содержания, едино в своём целеполагании, и каждая последующая выставка становится очередной версией «распознавания» и определения подвижного в своих проявлениях пространства европейской культуры.

Интерес к подобным исследованиям объясняется природой вещей и присутствует на генетическом уровне. Историческая антитеза славян и германцев в лице Владимира Анзельма обретает формы подвижной антиномии. Проблема идентификации «свой-чужой», применительно к человеку с русским именем и немецкой фамилией, обретает особое смысловое значение и нагрузку, а замкнутые и во многом самодостаточные полюса двух мирокультур обретают сложное, почти синкретическое единство. Отсюда — свободное обращение и синхронизация двух принципиальных и традиционных систем Евразии.

Доминантой нынешней апелляции к программной для автора теме становится выверенный набор архетипов, сообразованных в рамках единого и принципиальнейшего атрибута европейской цивилизации, представления о ней: речь идёт о классицизме.
Феномен классицизма оказывается основным содержанием выставки и раскрывается как архетип и непременный спутник преодоления мировых катастроф, войн и революций, как антитеза хаосу и ставшему привычным «закату Европы».
Классицизм Владимира Анзельма — отнюдь не просто Большой стиль, это некая мигрирующая во времени и пространстве матрица, активизирующая и оформляющая созидательные процессы «самоисцеления» в жёстком контексте исторической катастрофы европейских войн и революций.

В парадигме постмодернистской цитаты автор обращается к образцам европейской классики начала XIX века: к «Марсельезе» Рудо, идеализирующей французскую революцию, к «Виктории» Рауха, возвеличивающей становление Пруссии, и к хрестоматии советского классицизма Шадра, героизирующего оружие пролетариата.

Анзельм определяет неизменный «ген стиля», образец-ориентир, образец-идеал, присущий европейскому представлению о «Золотом веке», времени стабильности, соразмерности и порядка. Отсюда же — апелляция к античной Греции, имперскому Риму, Высокому Возрождению и последующей череде заимствований и интерпретаций, присущих европейской цивилизации.

Генотип классицизма, идеализирующий устои, воспитывающий и задающий цель вопреки локальной нюансировке, неизменен и определяем как «бесконечная история», сообразующая единое смысловое пространство.

Парадоксальным образом название выставки диссонирует с основным положением постмодернизма, постулирующим «конец истории». Де-факто история продолжилась. Но это уже иная история иного культурного пространства, иного формата, история, где массовая «общечеловеческая» культура увлечена сооружением очередной утопии «нового порядка» — виртуального классицизма.


Александр Петровичев, Крокин галерея









ПРИ ПОДДЕРЖКЕ

homecontacts Krokin gallery at Facebook Krokin gallery at Vkontakte Krokin gallery at twitter Krokin gallery at Instagram Krokin gallery blog
Follow Krokin Gallery on Artsy
© 2002-2018 Krokin Gallery, All Rights Reserved.