Главная Текущие выставки Художники ENGLISH LANGUAGE
Прошедшие выставки Новости
Специальный проект Галерея
Международные ярмарки

Избранные работы
Биография
Художники
Челушкин Кирилл  
"12 ОТВЕТОВ К. ЧЕЛУШКИНА на вопросы А. Петровичева по выставке "ФАНТОМНЫЕ БОЛИ" (13.04.06 - 07.05.06)"
Крокин галерея April 2006.


работы из проекта "Фантомные боли"..>>

А.П. "Фантомные боли", на общедоступном языке это боли того, чего нет! Призрак боли, ее иллюзия. Как это соотносится с твоим пониманием искусства?

К.Ч. Я понимаю искусство как воплощенное сознание. Это такая система отношений со своим временем и явлениями жизни. "Фантомные боли" как медицинское понятие приходит на ум в связи с этой выставкой, потому что речь здесь идет как раз о том, чего нет и быть не может в каком-либо ином виде, кроме как вот в таких исчезающих чертежах. Тем более, что эти работы делались 5 лет назад.

А.П. То есть, твои чертежи безотносительны к чему-либо конкретному? И у них нет и не было прототипа, - этакая свободная проекция художественного сознания?

К.Ч. Нет, это скорей симуляция технического проектного сознания, то, что должно было бы стать проектом, но все никак не может, инженерное помрачение, такой сбесившийся чертежник, работу которого все никак не принимают и не принимают, и начинается бешенство. Здесь правильнее говорить о таком специфическом переживании пространства.

А.П. А насколько вообще приемлема для современного искусства симуляция "фантомной боли"?

К.Ч. Может и не приемлема, но, к сожалению, реально это базовый элемент современного искусства, техника поведения.

А.П. Для твоего искусства за последнее время стали характерны достаточно резкие движения. Менялась не только стилистика твоих рисунков на пластиковом листе, тематика, но и техническая составляющая. Ты начал снимать видео, резать скульптуру из пенопласта и в то же время не порывал с рисунком. Ситуация абсолютно нормальная. Но, что двигало и двигает именно тебя?

К.Ч. Техника-то как раз не меняется на протяжении уже довольно долгого времени. Это все разновидности, модификации рисования простым куском графита. То есть, это как бы отсутствие всякой техники, стремление к нулю техники. Принципиально использую именно такой "матричный", первоосновный материал, потом только разрастающийся и разветвляющийся во все стороны. Раскрашенный красками, снятый на камеру или исполненный в стекле и металле. Я не понимаю, какие такие задачи решает современный художник путем раскрашивания красителями, или же выбирая между полимерами, деревом или тканью, что за неслыханные проблемы такие? Какой комплекс вопросов разрешается путем псевдо-сложных техник? Поэтому я использую то, проще, элементарней чего по внешним качествам просто не существует. Ну, как бы черный хлеб в китайском ресторане. Как меняется тема? - это такой интуитивный механизм, она не меняется, а как бы закрывается. Просто в какой-то момент становится совершенно ясно, что вот по этому полю двигаться дальше некуда или же не нужно больше.

А.П. Искусство в очередной раз переживает внутренний конфликт самомотивации?

К.Ч. А как еще бывает? По ощущениям конфликт самомотивации теперь долбит как кукушка в ходиках - каждые полчаса, не реже. А на повестке дня вопрос не о "внутреннем конфликте", а о том нужно ли оно (искусство) вообще, в таком виде, когда оно все время "в бегах". Конфликт же должен быть всегда у художника - это его рассогласованность с миром, по всем вопросам, и собственно это и есть повод и причина для его действий. И я говорил бы о смысле искусства сейчас в том, чтобы оно выступало в роли очага этического сопротивления, очага противодействия упрощенчеству, порождаемому масс-медиа, со стороны усложненности. Напыщенно говоря, вечность против эфемерного, что утопично, но достойно.

А.П. Не берусь судить о вечности, может лучше сказать о чем-то фундаментальном? Скажем, о феномене Академии Художеств, когда она имела свой предельно внятный социальный статус. Вокруг была периферия в тени все той же Академии. Сегодня Академия Художеств - юридический адрес в пространстве многообразной периферии. Представление об искусстве чрезвычайно размыто, оно утратило свою нишу, структуру, внятное целеполагание? Может эта утрата и провоцирует фантомные боли?

К.Ч. Не со всем списком обвинений соглашусь. Как раз теперь прямо на наших глазах искусство структурируется, как клей "Момент" и уж конечно вот-вот обретет свою нишу на полке в супермаркете, аккурат между Барби, плюшевыми медведиками и нагоняющими ужас новогодними масками. В Москве есть такие магазины "Подарки для всех", где торгуют разными диковинными штуковинами и смешными притом, вот там. Ну и разве это не хорошо??? Целеполагание же - это проблема только художника, он в этом смысле одинок, это его личная забота. Целеполагание - это как раз и есть вопрос этики, о чем так часто пытаются сейчас высказываться, но не единого внятного слова все ж прочесть пока не удается. Изначально целеполагание никакими качественными и, тем более, эстетическими характеристиками не обладает, то есть, акт формулирования, обозначения актуальных задач просто сам по себе не значит ничего и не гарантирует художнику никаких позиций, принципиально важным является, повторюсь, серьезность, глубина, острота лично конкретного художника.



А.П. Не есть ли то, что позиционирует себя под "современным искусством", проявлением этого феноменального явления - "фантомной боли"?

К.Ч. Я бы согласился, если говорить о современном искусстве как о некотором экспериментальном поле, где наиболее употребимыми, расхожими словами являются размытость понятий, неясность, смутность, аллюзия. Ощущение ампутированных конечностей, иногда сопровождаемое острыми болями, называется современным искусством.

А.П. Для искусства отсутствует информационный повод или же оно значительно утратило как выразительное средство в контексте всего происходящего?

К.Ч. Искусство утратило как единственное и общедоступное, это хоть и усложняет жизнь, но, в тоже время и хорошо. TV, шоу-бизнес, дизайн и прочее конкурентное показывают какими путями не следует двигаться. Выразительные средства теперь вообще не имеют ровно никакого значения. Причем именно теперь, когда они все под рукой. Когда лозунгом времени стало 'перебирай и выбирай'. Величайшие произведения мировой литературы и кино сделаны буквально из ничего (не сходя с места), буквально из собственного дыхания, примеров очень много. Дело в готовности к восприятию, в желании понимать, в глубине погружения в суть вопроса. То есть, повод есть всегда, в любой момент времени, только надо быть как бы все время на охоте.

А.П. Искусство часто работает с иллюзиями, отчасти таковой и является. Не окажется ли болью в данном случае силовой импульс, возникающий внутри самого искусства? Болезненными попытками найти в себе то, чего нет или сейчас нет?

К.Ч. Думаю, что, пожалуй, это чуть ли не единственная его серьезная задача, которая имеет смысл и собственно и возможна только на этом поле.

А.П. Ты работаешь преимущественно в большом формате, что создает определенную, достаточно напряженную, подчас агрессивную интонацию твоих работ. Для тебя это принципиально?

К.Ч. Совсем не обязателен огромный размер, это всякий раз он зависит от поставленных задач. Для музейного проекта "К.Б" он был естественно обязателен, для "Порно" - диковат и тем неожиданно подходящ, а вот для "Snow people" совершенно неуместен. Ну а на данной выставке представлены вообще 'миниатюры' - 200 х 150см. А вот напряжение и агрессия - это опознавательные знаки времени, чуть ли не единственная общеэмоциональная форма сегодня.

А.П. На этой выставке будет представлено видео. Насколько оно самостоятельно в рамках твоих идей?

К.Ч. Совсем не самостоятельное. У меня оно выступает в роли некого необходимого элемента, с помощью которого возникают смысловые перетяжки. Я пытаюсь его сделать таким образом, чтобы можно было смотреть с любого места и в любой момент оставить его, или же это должна быть завершающая или объясняющая смысл деталь. То есть, это ни в коем случае не "кино" с началом кульминацией и развязкой. Я не снимаю отдельно видео, просто не умею мыслить серьезно такими категориями. Пока для меня это область бессознательного.

А.П. На уровне художественной программы ты моделируешь "высокое напряжение", противополагая это популярной сегодня профанации и инфантилизму. Тебе есть что сказать, но как это встраивается в рынок?

К.Ч. А я не вижу, что инфантилизм и профанация популярны, - на этом поле, видимо, плохо растет. Все сколько-либо значительное никак нельзя назвать инфантильным. Рынок, как мы видим, неоднороден, но очень быстро движется в сторону однородности, глобализуется, это станет чудовищной трагедией для "слабых и больных", ведь потребуется быть конкурентоспособным мощным рыночным системам. Сейчас еще можно говорить о множестве рынков. Быть может, спустя 3-4 года заговорят о российском рынке, но это при довольно значительных усилиях. Герметичность и удаленность местного еле дышащего рынка многим дает иллюзию "встроенности", адекватности и "всенормальности", но это глубокое заблуждение. А вообще вопрос уводит нас в широкую, волнующую тему...

homecontacts Krokin gallery at Facebook Krokin gallery at Vkontakte Krokin gallery at twitter Krokin gallery at Instagram Krokin gallery blog
Follow Krokin Gallery on Artsy
© 2002-2017 Krokin Gallery, All Rights Reserved.